Home
Navigation
Table of Contents
Основные главы
I. Функции книги
II. Изготовление книги
      1. Пергамен
      2. Папирус 
      3. Бумага 
      4. Линование
      5. Перо 
      6. Чернила 
      7. Золочение 
      8. Пигменты 
      9. Переплет
III. Структура книги
IV. Типология книг
V. Иллюминирование
Back to the previous subchapter II. МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ
1. Пергамен
Библиография

Пергамен производится из кожи животных. Превращение животной шкуры в чистый белый материал, пригодный для письма, было делом „перкаменария”, производителя пергамена, или пергаменщика. В позднем Средневековье пергаменщики занимали не последнее место среди городских ремесленников и торговцев.

Click on the image to view full-size!

В обыденной речи термины „пергамен” и „велюр” взаимозаменяемы. Слово пергамен (pergamenum в средневековой латыни) происходит от имени города Пергам, царь которого Эвмен, по словам Плиния, во втором веке до н.э. изобрел пергамен во время торгового запрета на ввоз папируса. Латинское слово vellum, - от того же корня, что английское veal и французское veau, т. е. теленок, по-латыни vitellus, - обозначает, строго говоря, „материал для письма, сделанный из коровьей кожи”. Однако без помощи увеличительного стекла и знания дерматологии почти невозможно определить разницу между выделанными кожами разных животных.

Выделка пергамена это длительный и сложный процесс. Древние руководства для мастеров-пергаменщиков подчеркивают исключительную важность первоначального отбора хороших шкур. Средневековый скот страдал от многочисленных болезней и паразитов, оставляющих неприемлемые повреждения на снятой коже пораженного животного. Пергаменщику, выбиравшему шкуры на скотобойне, приходилось также обращать внимание на цвет шерсти или щетины, поскольку и он влиял на цвет пергамена, получавшегося в результате обработки шкуры. Из шкур белых овец или коров получался белый пергамен, тогда как коричневые тени, являющиеся одной из самых эстетически привлекательных черт пергамена, обязаны были своим происхождением пятнистым или пегим животным.

Прежде всего пергаменщик должен был вымочить шкуру в холодной проточной воде в течение суток – согласно одному рецепту, – или „пока она не станет достаточно чистой”, согласно другому. Когда шкура начинает гнить, волосяной покров естественным образом опадает. В жарких странах влажные шкуры могли быть для убыстрения загнивания выложены на солнце. Обычно, однако же, процесс сведения волоса осуществлялся путем вымачивания шкур в деревянных или каменных чанах в водно-известковом растворе в течение трех – десяти дней; содержимое чанов несколько раз в день перемешивали деревянным шестом. Сырые склизкие шкуры вынимали одну за другой и натягивали волосяной стороной наружу на огромном вертикально стоящем изогнутом деревянном щите. Пергаменщик соскребал оставшуюся шерсть длинным изогнутым ножом с деревянными ручками на обоих концах. Обнажалась голая кожа: розовая там, где шерсть животного была белой, бледная там, где она была коричневой. По возможности, внешний слой кожи тоже удалялся. Та поверхность животной кожи, на которой прежде росли волосы, известна как зернистая сторона пергамена. Очищенная от шерсти и вычищенная кожа еще раз на пару дней окуналась в свежую воду, чтобы удалить оставшуюся на ней известь.

На втором этапе процесса пергаменщик превращал кожу в собственно пергамен. Суть этого превращения состояла в растягивании кожи, гибкой и влажной после вымачивания в свежей проточной воде, для высушивания на деревянной раме - пяльцах.

Click on the image to view full-size!

Эта рама могла иметь форму обруча или быть более или менее квадратной. Прибивать кожу к раме гвоздями было нельзя, поскольку высыхающая кожа съеживается, и концы ее были бы порваны гвоздями. Да и рамы тоже использовались многократно, что было бы невозможно, если бы они были пробиты бесчисленными дырками от гвоздей. Поэтому вместо гвоздей пергаменщик закреплял кожу веревками, привязанными к регулируемым колкам, вделанным в раму. По всей окружности шкуры, на расстоянии нескольких сантиметров друг от друга, пергаменщик заворачивал маленькие гладкие камешки или гальку в мягкий край кожи, так чтобы получились небольшие „пуговицы”, и обвязывал и надежно закреплял их веревкой, другой конец которой пропускался в отверстие закручивающегося колка на раме. Одна за другой эти пуговицы и веревки крепились по краю рамы, до тех пор, пока растянутая кожа не начинала напоминать батут; тогда колки закручивались, и кожа туго натягивалась. По мере натягивания малейшие надрезы или повреждения, случайно нанесенные коже во время свежевания или удаления шерсти, тоже растягивались и превращались в овальные или круглые дыры.

Подобные отверстия можно довольно часто видеть на страницах или на полях средневековых книг. Если пергаменщик вовремя заметил порез, он мог заметать его ниткой, чтобы предотвратить его растягивание. Иногда на страницах рукописных книг встречаются дыры со следами стежков по краям, что означает, что надрезы были зашиты, но стежки не выдержали натяжения и под давлением распоролись.

Click on the image to view full-size!

Теперь кожа упруга и эластична, но по-прежнему влажна. Пергаменщик поддерживает влажность кожи, окачивая ее ковшами горячей воды. Затем он начинает усердно скоблить ее при помощи изогнутого скребка с ручкой посередине. Обычный нож имеет острый конец и мог бы легко прорезать туго натянутую поверхность. Серповидный скребок, называемый lunellum, встречается на средневековых изображениях пергаменщиков как один из самых характерных атрибутов их ремесла. Он используется, чтобы хорошенько выскоблить обе поверхности кожи, особенно мясную сторону.

По мере продвижения работы пергаменщик постепенно затягивает колки и, забивая их молотком, фиксирует их положение. Кожа сохнет на раме, съеживаясь и уплотняясь. Когда она окончательно высыхает, выскабливание начинается заново. Кожа теперь туга, как новый барабан: можно себе представить разносящийся по мастерской шум, производимый металлическим ножом. В раннем Средневековье пергамен, изготовленный в монастырских мастерских, был довольно толстым, но к тринадцатому веку его научились делать тонким, как паутина. Зернистая сторона, где когда-то была шерсть, выскабливалась, особенно на этой последней стадии обработки кожи, так, чтобы удалить стеклянный глянец, делающий поверхность кожи непригодной для письма. Теперь колки можно распустить. Сухой тонкий непроницаемый пергамен снимают, скручивают в рулон и убирают на хранение или передают на продажу.

Скорее всего, когда средневековые писцы или книгопродавцы покупали vellum, он был именно таким, еще не отполированным и не натертым мелом для подготовки к собственно нанесению на него текста. Цены на пергамен, конечно же, сильно разнились, но кожи обычно продавались дюжинами.

Click on the image to view full-size!

Пергамен представляет собой необычайно стойкий материал, гораздо более долговечный, чем, например, кожа. Он хранится в превосходном состоянии по тысяче и более лет. Хороший пергамен мягок и тонок, на ощупь он бархатист; легко скручивается. Зернистая сторона листа, где когда-то была шерсть, обычно немного темнее по цвету: она может иметь более сливочный, более желтый (особенно если пергамен сделан из овечьей кожи) или более коричневато-серый (если пергамен сделан из козьей кожи) оттенок.

Верх страницы Home Table of Contents Next