Home
Navigation
Table of Contents
Основные главы
I. Функции книги
II. Изготовление книги
      1. Пергамен
      2. Папирус 
      3. Бумага 
      4. Линование
      5. Перо 
      6. Чернила 
      7. Золочение 
      8. Пигменты 
      9. Переплет
III. Структура книги
IV. Типология книг
V. Иллюминирование
Back to the previous subchapter II. МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ

3. Бумага Библиография

Сохранилось довольно много средневековых книг, написанных на бумаге. Дешевые книжечки для клириков и студентов к пятнадцатому веку гораздо чаще писались на бумаге, чем на пергамене. Даже самые крупные аристократические библиотеки содержали бумажные книги. В некоторых таких книгах внешняя и внутренняя пары страниц в тетрадях сделаны из разных материалов: снаружи пергамен, внутри – бумага, вероятнее всего потому, что пергамен прочнее, а внешние страницы более всего подвержены повреждениям.

Бумага была изобретена в Китае, приблизительно во втором столетии н.э., и технология бумагоделания в течение тысячелетия медленно передавалась из Китая через арабский мир в Западную Европу. К тринадцатому веку бумажные мельницы появились в Испании и Италии; во Францию они пришли в 1340г., в Германию – к 1390г., а в Англии их не было до самого пятнадцатого века. Бумагу экспортировали с мест производства во все концы Европы (см. карту).

Приблизительно к 1400г. бумага стала довольно распространенным материалом, на котором издавались брошюрки с проповедями, дешевые учебники, популярные трактаты и тому подобные книги. В 1480г. Кембриджский университет оговаривает, что только книги, писанные на пергамене, могут быть приняты в качестве залога за ссуду. Бумага, очевидно, считалась недостаточно ценной. Изобретение книгопечатания в 1450-х гг. изменило потребность в бумаге, и к концу пятнадцатого века бумага удешевилась настолько, что ее использовали для издания всех, кроме самых роскошных книг.

Средневековую бумагу делали из льняных тряпок. Такая бумага намного прочнее современной, сделанной из древесной массы, и писцы пятнадцатого века ошибались, думая, что доступная им бумага недолговечна. Тряпичная бумага производится следующим образом. Белые тряпки сортируются и хорошенько промываются в емкости, имеющей отверстия для стока воды. После этого тряпки оставляют гнить в течение четырех-пяти дней. Сырые распадающиеся куски тряпок мелко нарезают и отбивают в течение нескольких часов в чистой проточной воде, оставляют разлагаться в течение недели, опять отбивают, опять оставляют гнить, и так несколько раз до тех пор, пока тряпки не распадаются окончательно в текучую водянистую массу, которую выливают в огромный чан. Проволочную рамку окунают в чан, зачерпывая тонкий слой мокрых волокон, дают стечь воде и опрокидывают массу на кусок войлока, накрываемый сверху еще одним таким же куском. Такие „бутерброды” из войлока и бумаги складывают один на другой во много слоев и затем помещают под пресс для удаления излишков воды. После этого влажную бумагу можно вынуть и повесить сушиться. Готовые листы бумаги пропитываются животным клеем, сделанным из прокипяченных кусочков телячьей кожи (велюра) или других обрезков. Пропитка делает бумагу влагонепроницаемой и позволяет ей впитывать чернила, не давая им растекаться. Пропитанные листы иногда прессовали еще раз, чтобы сделать их совсем плоскими. Иногда –особенно на северо-востоке Италии (несомненно, под влиянием мусульманской бумагоделательной технологии) - бумагу еще полировали гладким камнем для придания ей роскошного глянца.

Случается, что проволочная рамка оставляет полоски там, где мягкая бумажная масса лежит более тонким слоем. К 1300г. европейские бумагопроизводители стали специально скручивать небольшие фигурки или знаки из проволоки и прикреплять их к рамке, с тем чтобы забавные или эмблематические знаки впечатались в толщу бумажной поверхности. Такие знаки незаметны, когда бумага сложена или переплетена в книгу, но отчетливо проявляются при рассмотрении бумаги на просвет. Водяные знаки стали средством различить виды бумаги и бумагопроизводителей.

Click on the image to view full-size!

Прежде чем средневековый писец начинал писать книгу, он должен был решить, будет ли он ее писать на бумаге или на пергамене. Бумага была дешевле и легче и обладала тем преимуществом, что ее поставляли листами определенного формата. Пергамен, считавшийся более стойким материалом, ценился еще тем, что, по сравнению с неподатливой плоскостью бумаги, его упругая писчая поверхность позволяла перу делать более свободные штрихи. Самые красивые и совершенные средневековые манускрипты, такие как часословы и другие традиционные книги, рассчитанные на долгую службу, всегда писались на пергамене.

Пергамен и бумага, вышедшие из мастерской пергаменщика или бумагоделателя, поставлялись в виде больших квадратных листов. Несколько полных листов вкладываются один внутрь другого, сгибаются пополам по вертикали и затем могут быть прошиты по середине центрального сгиба, так чтобы получилась книга в ее простейшей форме. Каждая такая пачка сложенных полных листов называется тетрадью, или брошюрой. Все средневековые книги собраны из тетрадей. Книга – это целое, собранное из более мелких частей. Писцы и иллюстраторы работали всегда только над одной тетрадью за раз. При добросовестном исследовании средневековой книги одной из первых задач ученого зачастую становится поиск середин тетрадей (там, где они были прошиты) и определение физического строения книги, т. е. начала и конца каждой тетради. Тетрадь обычно состоит из восьми листов (folio), или четырех полных листов (bifolia). В раннеирландских манускриптах и в итальянских рукописных книгах пятнадцатого века тетрадь часто состояла из десяти листов. Маленькие библии тринадцатого века, в которых использовался исключительно тонкий пергамен, часто собирались из тетрадей, содержавших по двенадцать, шестнадцать, а то и двадцать четыре листа: это означает, что полный лист сгибался, соответственно, шесть, восемь или двенадцать раз. Иногда вся книга могла быть собрана из тетрадей в восемь листов, а заканчивалась тетрадью в шесть или десять листов, поскольку так лучше умещался оставшийся текст. Иногда даже внутри книги находились тетради разной длины: так можно судить о том, как переплетчик собирал книгу.

Как мы помним, есть некоторое различие между тем, что некогда было волосяной и мясной стороной пергамена. Так же и с бумагой ручной работы: если присмотреться повнимательнее, можно определить, с какой стороны листа находилась проволочная рамка и были нанесены водяные знаки. Практически без исключений на протяжении тысячелетней истории книгопроизводства на всей территории Европы страницы одного разворота написаны на пергамене или бумаге одного и того же качества. Страница, написанная на волосяной стороне, всегда обращена лицом к странице, написанной на волосяной стороне; мясная сторона совпадает с мясной стороной, а в бумажных книгах страница с водяным знаком лицом непременно обращена к странице с водяным знаком. Книгопроизводители на редкость последовательно придерживались этой традиции, хотя ни одно средневековое руководство по изготовлению книг не упоминает о таком правиле. Нарушение последовательности „волос” к „волосу”, „мясо” к „мясу”, водяной знак к водяному знаку встречается так редко, что дает основание заподозрить отсутствие в книге одного или более листов.

Если взять обычный продолговатый лист бумаги, окрашенный или каким бы то ни было образом помеченный с одной стороны, положить его горизонтально на стол, так чтобы цветная сторона была обращена кверху, и сложить его посередине по вертикали, то мы получится формат, называемый in-folio (в лист). Если теперь folio еще раз согнуть пополам, по горизонтали, то получится форма чуть более квадратная, хотя все еще продолговатая, называемая in-quarto (в четверть листа, поскольку состоит из четырех плоскостей). Еще раз сложенный пополам лист, состоящий теперь из восьми плоскостей, приобретает форму in-octavo. Вообразите себе, что этот восьмикратно сложенный лист с центральным швом и неразрезанными краями – тетрадь в книге. Возьмите нож и разрежьте страницы, как при чтении новой книги. Первая страница будет белой. Страницы два и три, составляющие разворот, - цветные. Страницы четыре и пять, составляющие следующий разворот, - белые. Страницы семь и восемь – цветные, и т. д. Другими словами, если бы этот лист бумаги был пергаменом, сколько бы раз вы ни складывали его, волосяная сторона всегда автоматически совпадала бы с волосяной стороной, а мясная – с мясной. Можно предположить, что и в Средние века тетради складывались подобным же образом. В раннем Средневековье писцы, вероятно, сами складывали куски пергамена в тетради по мере переписывания книги. Самое позднее, к пятнадцатому веку торговцы писчебумажными товарами продавали бумагу и пергамен уже сложенными в тетради.

Верх страницы Home Table of Contents Next