Home
Navigation
Table of Contents
Основные главы
I. Функции книги
II. Изготовление книги
      1. Пергамен
      2. Папирус 
      3. Бумага 
      4. Линование
      5. Перо 
      6. Чернила 
      7. Золочение 
      8. Пигменты 
      9. Переплет
III. Структура книги
IV. Типология книг
V. Иллюминирование
Back to the previous subchapter II. МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУКОПИСНОЙ КНИГИ

7. Золочение Библиография

Существует несколько способов нанесения золота на страницу рукописной книги. Иногда при исполнении одной миниатюры применялись несколько разных технологий, позволяющих добиться различных эффектов.

Среди трех основных способов золочения, пригодных для украшения книг, два требуют использования листового золота, а в третьем применяется золото в порошке. В первом случае рисунок покрывается каким-либо сырым клеем, на клей накладывается золотая фольга, а когда клей высыхает, золото полируют. Этот способ золочения был особенно распространен в ранних рукописных книгах: он позволяет создать чудесные пятна мерцающего золота, похожие на фон раннесредневековых икон. Во втором случае сначала приготовлялся клейкий грунт, наносившийся на рисунок так, чтобы узор получался более или менее трехмерным. После наложения золота и шлифовки его полировальным инструментом оно выглядит очень объемным, и выпуклости рисунка отражают свет одновременно со многих сторон. Это наиболее привлекательный вид золочения из всех, встречающихся в средневековых книгах, и поэтому чуть позже мы обсудим его более подробно. Третий способ заключается в нанесении „ракушечного золота”: измельченного в порошок золота, смешанного с гуммиарабиком в „золотые” чернила (обычно хранящиеся в раковине морского моллюска, мидии или устрицы, откуда и название). Такие чернила наносятся на рисунок пером или кистью. «Ракушечное золото» можно назвать также матовым или жидким. В отличие от листового золота, жидкое золото наносилось уже после всех красок. Золочение жидким золотом было особенно распространено во второй половине пятнадцатого века. По внешнему виду эффект, производимый жидким золотом, сравним с „золотым инеем”, печатаемым сегодня на рождественских открытках. Любопытно, что жидкое золото было очень популярно, несмотря на то, что с „золотым инеем” легко переборщить, а кроме того, этот вид золочения должен был обходиться гораздо дороже первых двух, поскольку при измельчении в порошок расходуется гораздо больше сырья, чем при наложении фольги. Следует учесть также трудоемкость процесса: те, кто пробовал воспроизвести наложение жидкого золота поверх пигмента, сообщают, что процедура золочения состоит из огромного числа штриховых линий, наносимых одна поверх дугой с неизменной точностью.

Золотой лист тоже не слишком легок в обращении. Свойство золота таково, что, в отличие от многих других металлов, его можно уплощать и утоньчать молотком почти до бесконечности, без риска разбить на кусочки. Листочек золотой фольги неизмеримо тоньше самой тонкой бумаги: он практически не имеет толщины и веса. Случайно выроненный, такой листочек порхает, как бабочка или невесомый цветочный лепесток. Помятый или свернувшийся лист фольги можно распрямить одним дыханием. До 1200 г. н.э., за исключением некоторых фантастически роскошных королевских манускриптов, листовое золото сравнительно редко применялось в книгах. Листовое золото довольно дешево даже теперь. Ченнино Ченнини, итальянский ювелир и теоретик искусства четырнадцатого века, говорил, что при покупке золотой фольги „брать ее нужно у хорошего золотобойца; и если ты увидишь, что предлагаемый материал матов и покрыт рябью, наподобие козьего пергамена, считай его хорошим товаром”.

И Ченнино, и Гёттингенская Модельная Книга подробно описывают приготовление грунта для выпуклой иллюминации. „Возьми размоченного парижского гипса, размели его с небольшим количеством белого свинца (менее трети объема гипса, говорит Ченнино)”. Получится ярко-белая крошащаяся смесь. Гёттингенское руководство продолжает рецепт: „Затем купи у аптекаря bolum armenum и вмешай в ранее приготовленную смесь столько, чтобы мел приобрел цвет розовой плоти”.

Армянская глина (bolum armenum, лат.), как ее называли, невзирая на то, что ее поставляли из мест гораздо более близких, чем Армения, представляет собой род жирной красной глины. Ее единственная функция в составе грунта – служить красителем. Когда грунт накладывается на белую страницу, включение красящего вещества делает его более заметным на белой поверхности; если же золоту, покрывающему грунт, суждено когда-нибудь стереться или отбиться, то розово-коричневый грунт представляется более приятной „подкладкой”, чем ярко-белый. Любопытно бывает высматривать следы употребления армянской глины в иллюминованных рукописях. Обычно, особенно в сравнительно изношенных манускриптах, можно определить, употреблялась ли армянская глина в грунте, наложенном под золото. В Италии грунт розовый. Во Фландрии и Германии – коричневый. В Париже армянская глина обычно вообще не использовалась. Использование красителя при изготовлении грунта это одна из тех характерных черт, которые, при наличии достаточного количества примеров и тщательно систематизированной документации, вполне могли бы однажды послужить для локализации неидентифицированных рукописей или хотя бы для определения места учебы иллюминатора.

Вернемся, однако же, к рецепту. У нас есть гипс и белый свинец, с красителем или без него. Добавим щепотку или две сахару. Сахар или мед обладают свойством абсорбировать жидкость, а для нашей смеси важно, чтобы она подольше оставалась влажной. Высушенную смесь хранят в форме маленьких пилюль розового цвета. При необходимости ее смешивают с небольшим количеством чистой воды и яичным клеем, хорошенько разминая плоским ножом до тех пор, пока она не станет действительно гладкой и текучей, без комков и пузырьков воздуха. Яичный клей, в данном случае, это вязкая жидкость, образующаяся на дне миски взбитых белков, особенно если в миску добавлено еще небольшое количество холодной воды.

Так получается готовый к использованию грунт, который следует часто перемешивать во избежание его застывания. Грунт накладывается гусиным пером, а не кистью. Скорость в этом деле так же важна, как и легкость прикосновения, поскольку следует избегать повреждения поверхности пергамена острым кончиком пера. Жидкий грунт выливается в центр рисунка, подлежащего золочению, а оттуда быстро и аккуратно размазывается по поверхности, размеченной черновыми линиями под будущий рисунок, вокруг буквиц, поверх листьев плюща, нимбов, шахматных задников, словом - по всей поверхности будущего декоративного украшения страницы. Вероятно, средневековый иллюминатор, в отличие от писца, работал на плоском столе, а не на наклонном пюпитре: в противном случае грунт неизбежно потек бы вниз. Сырая погода или промозглое раннее утро, как говорят, лучше всего подходят для наложения золотого листа. Кусочек золотой фольги поддевается тонкой плоской кистью позолотчика и переносится на специальную мягкую подушечку, где лист уже можно выровнять дыханием и разрезать острым ножом на полоски или другие простые фигуры перед тем как вновь подцепить их кистью. Иллюминатор с силой выдыхает воздух на лежащую перед ним страницу, увлажняя дыханием грунт, после чего помещает золотую фольгу на должное место так, чтобы концы ее слегка заходили за границу грунта. По приближении к странице золотой лист под действием силы притяжения как бы „впрыгивает” на свое место. Золото быстро покрывают куском шелка и довольно сильно прижимают большим пальцем. Плетение шелка неизбежно отпечатывается на поверхности фольги, но это не имеет значения, поскольку через минуту отпечатки будут разглажены. Иллюминатор берет в руки полировальный интсрумент: по традиции, его делали из собачьего зуба, вделанного в рукоятку, но Ченнино говорит, что зуб льва, волка, кошки или любого другого плотоядного животного столь же хорош, что и собачий. Ченнино также описывает, как сделать каменный полировальный инструмент из гематита. Золотая фольга выглаживается полировальным инструментом и накрпко пристает к грунту, тогда как небольшие кусочки, выступающие за края грунта, обламываются и могут быть сдуты или сметены со страницы.

Click on the image to view full-size!

Некоторые современные писцы уверяют на основании практического опыта, что большая часть декоративного украшения средневековой рукописи выполнялась пером, а не кистью. Это вполне похоже на правду, особенно в отношении орнаментальных инициалов, в которых весь корпус буквы выполнен в одном цвете, без оттенков. В местах, где краска стерлась или слезла, можно разглядеть отдельные штрихи пера. Гёттингенское руководство предлагает пользоваться и пером, и кистью: „наноси все цвета, затеняй и оттеняй их кистью, за исключением фонов в шахматную клетку, которые ты лучше наноси пером и оттеняй кистью; что же касается цветов и листьев, рисуй их кистью, большой или малой”. Существуют инструкции шестнадцатого века по производству кистей для портретных миниатюр. Они предписывают использовать волоски с хвоста горностая или серой белки, закрученные в бумагу, перевязанные и вставленные в конец трубчатой полости гусиного пера. Таким образом, вполне вероятно, что писцы на миниатюрах держат не перо, как мы привыкли думать, а рисовальную кисть.

Верх страницы Home Table of Contents Next